"Всяк человек ложь"

«Всяк человек ложь»… Сколько раз каждый из нас читал, слышал или произносил эти слова псалмопевца! Но насколько же по-разному они могут отзываться в сердце… Одно дело, когда ты просто прочитываешь правило ко Причащению, в которое включен начинающийся этой фразой 115-й псалом. Ты можешь даже не задержаться на ней вниманием. Другое, когда понимаешь, что ты сам – ложь. Тут даже какое-то утешение можно найти: да, ты нечестен, лжив, непостоянен, однако ведь не только ты такой, а и вообще – «всяк человек». Но вот если предали тебя, подвели, бросили, оставили без помощи именно тогда, когда она была нужнее всего… Тогда-то ты постигаешь всю силу, всю скорбную глубину этой пророческой констатации. Потому что это очень тяжело – не просто оказаться одному, наедине со своей бедой и болью, но и понять вдруг, что те, на кого ты надеялся, кого считал верным другом, братом, сестрой, на самом деле не питали к тебе таких же чувств. Или – питали и перестали питать. Такое открытие может не только уязвить душу, иногда оно способно ее фактически убить, разрушить в ней что-то очень важное, необходимое для того, чтобы не существовать, а жить. И можно посему так сказать: чем скорее познаем мы, что «всяк человек ложь», тем меньше разочарований нас ждет, тем меньше трагических сюрпризов. То, к чему ты готов, не ранит так сильно. Или, опять же, не убивает, по крайней мере. Только вот – как жить с этим знанием? Видеть во всех окружающих потенциальных предателей, никому не доверять, ни единому слову не верить? Не сближаться и не сродняться ни с кем, от всего мира отгородиться, спрятаться, раз уж «они такие»? Превратиться в затравленную, напуганную, недоверчиво озирающуюся по сторонам дикую зверушку? Нет… Конечно, нет. Любое понимание испорченности и трагичности нашего здешнего бытия, лишенное любви, как утверждал Екклесиаст, лишь умножает скорбь (Еккл. 1, 18). Тем более – подобное понимание. Ты предан и оставлен, тебе больно и страшно? Прибегни, прильни как можно ближе к Тому, Кто Сам был предан и оставлен всеми. Он утешит, успокоит… И ты увидишь, что несмотря ни на что, на все с тобой бывшее, не один, и не брошен, и не забыт, и не предан. Потому что это Он Один никогда не бросает, не забывает и не предает. Только Он Один! Но и этого не просто «достаточно». В этом вообще – все, что только необходимо. И лишь Господь научит – как любить тех, у кого не хватило любви к тебе, как прощать, даст необходимую для этого силу и не менее необходимую мудрость. Потому что это Господь. И рядом с Ним невозможное становится возможным, нестерпимая боль претворяется в радость, все противоречия снимаются, все преграды рушатся. Только бы быть рядом с Ним – как можно ближе… Игумен Нектарий (Морозов) Ночные хоругви Рассказ Священник Димитрий Первий На непростом жизненном пути православного христианина нужны привалы утешения. В минуты отдыха и дружеского общения особенно ценны поучительные и забавные жизненные истории. Кто-то называет такие рассказы лекарством от уныния, кто-то средством для духовной бодрости. Наверное, у каждого верующего человека есть на памяти какая-нибудь занимательная история. Мне же в этой связи вспоминается такой эпизод. В 2003 году молодежный центр святого Иоанна Богослова из белорусского города Бобруйска организовал крестный ход к дальнему приходу близ деревни Корытное, затерянному в лесной глуши. Порядка тридцати человек шли колонной по обочинам дорог, с фонарем, хоругвями, иконами и киотом. Киот – храмовая икона Спаса Нерукотворного в резном окладе – был весьма внушительного веса, поэтому четверо парней несли его на плечах, на специально устроенных носилках. Так, с пением молитвы Иисусовой, сменяя друг друга в несении святынь, двигался православный духовный отряд. Лето того года выдалось особо урожайным на крестные ходы. Но этот был особенным, и вот почему. В тот день мы сильно задержались в пути. До конечной точки шествия был еще час ходу, а время близилось к полуночи. Проселочная дорога петляла в густом лесу. Из низин потянулся сизый туман. Была полная луна, но она то и дело пряталась в рваные лохмотья облаков. Хорошо известно, что последние километры самые трудные, и ноги просто отказывались идти. Молитва несколько раз ослабевала и совсем затихла. Обессиленные и разбитые, наконец, мы подошли к Корытному. В рассеянном лунном свете показались кресты деревенского кладбища, вдалеке виднелась какая-то ферма. Шли молча, в мыслях были только ужин и тепло костра. И вдруг впереди показался силуэт. Кто-то, наверное, сторож, брел на нас со стороны фермы. Увидев крестный ход, он остановился, почему-то поднял руку… и замер как-то вполоборота. Длинная куртка, может быть плащ, очерчивали фигуру. Белым пятном обозначилось лицо. И тут автор позволит себе немного порассуждать. Все-таки во всех смыслах легче жить верующему человеку. Верующий человек неподвластен действию нелепых предрассудков и суеверий. Утром он легко встает с любой ноги, спокойно относится к пустым ведрам и даже черную кошку может погладить без последствий. Иное дело – человек духовно непросвещенный. Он живет в плену примет и несчастливых совпадений. Место особого мистического ужаса – кладбище. Особенно в полночь. Особенно – в полнолуние... Догадливый читатель уже сообразил, что наш случайный прохожий относился ко второму типу. Вот верующий человек сразу бы понял, что это идет крестный ход. Да, со стороны кладбища. Да, припозднился немного... Но сторож не догадался. При свете луны, из клубов тумана, на него молча надвигались странные тени. Пляшущий огонек фонарной свечи слабо подсвечивал изможденные лица. На высоте над идущими трепетали странные бесформенные тени: это хоругви. А за ними четыре человека на плечах несли какой-то темный массивный предмет. И – тишина... Не меняя строя, ни говоря ни слова, мы прошли мимо сторожа как бесплотные духи. А что нам было делать? Все понимали, что громкий звук или резкое движение просто закончатся обмороком для этого бедного человека. А он так и стоял, не закончив шага и подняв руку словно для приветствия. Минута – и мы опять растворились в тумане... Кто это был? Что подумал о нас этот хранитель колхозного имущества? Нам так и не довелось узнать. Может быть, в тот день родилась еще одна легенда из цикла «мертвые с косами». А может быть (и это очень вероятно), человек произнес тогда первые слова молитвы. Одно только мы усвоили наверняка. С того дня мы имеем в своем арсенале надежное оружие против уныния. Может быть, и читающим эти строки такое средство пригодится.

pravoslavie.ru


Назад к списку