03.02.2013 Записки на полях души.

 

Записки на полях души.                   Игумен Валериан (Головченко)

Такой вот «рай»…         Рассказал один монах:

«Приснилось мне как-то, что я умер! Вижу рядом с собой кого-то светлого. Он стоит рядом, но разглядеть лица не могу. Это мой Ангел-Хранитель, подумалось мне. И вот, приводит он меня в какое-то помещение, по виду как бы склад. Меня очень удивили те вещи, которые я увидел на полках. Большие бутыли с водой и пачки свечей. Корзиночки с яблоками и пасхальными куличами. А рядом магнитофоны, телевизоры, музыкальные центры!

— Что это? Где это мы? — спросил я своего спутника.

— А это рай, — произнес он.

— Да какой же это «рай»? Это «лабаз» какой-то! — усомнился я.

— Это «рай современного благочестия» — потребительской веры, — послышалось в ответ. А строгий голос моего спутника продолжал:

— Слушают церковные песнопения на дисках и кассетах, а сами не молятся! Смотрят службы по телевизору, а в церковь — ни ногой! Бидонами набирают святую воду, святят яблоки и яйца, но никогда не исповедуются и не причащаются! Этим потребительским отношением к своей вере и надеются оправдаться на Страшном Суде. Вот эти предметы благочестия и заслужили рай!

— А их хозяева?

— А их хозяева… — и Ангел горько зарыдал«.

 Пасхальные трубы.  Зимой неожиданно лопнула труба — дом остался без отопления.

— Халтура! — заявили возмущенные жильцы мастеру ЖЭКа.

— Нет! — ответил он, — у меня халтурщиков нет. Все работают отлично, невзирая ни на какие обстоятельства. Я ведь помню: эти трубы мои ребята старательно варили в прошлом году, на Пасху. Даже от выходного отказались!

Несовместимость.  Ревность не по разуму — это как «снотворное со слабительным»! Результат почти такой же.

Разумом и Духом.  После вечерней службы возвращаюсь домой из монастыря. Неожиданно вечернюю тишину пронзили девчачьи визги. Так молодые паломницы выражали эмоции. Ну, это уж никуда не годится! Решил сделать замечание. Мимо проходит строгой жизни немолодой архимандрит. Ну, думаю, он им сейчас задаст! Обгоняя батюшку, поделился с ним своим рассуждением о бесчинных криках. А он лишь улыбнулся и кротко заметил: «Так ведь они молодые. Может, их, напугал кто?». И пошел своей дорогой. Прочитал девушкам «сахариновую мораль» о благочестивом паломничестве и призвал к покаянию. Выслушав их извинения, спросил: «А чего визжали-то?» Оказалось, их сильно перепугал вылезший из кустов местный бродяга. Вот те раз! Я то все мыслил по «разумному рассуждению», а батюшка сразу все понял по Духу Христовой любви.

 Объятия Отча…  Рассказал один монах:

«Есть вещи, о которых больно вспоминать. Но, может, кому-то пригодится.

Когда живешь рядом со священником длительное время, чувство благоговения перед священным саном притупляется. Моим соседом по семинарской комнате был один иеромонах. Со временем я, простой семинарист, стал позволять себе довольно дерзко делать ему замечания, сообразно своему мнению о благочестии: «Тоже мне монах — и построже видели, тоже мне пастырь — и ревностнее встречали!». В очередной раз, сильно рассердившись, я напустился на батюшку.

— Да ты на себя в зеркало посмотри! Тоже мне «старец»! Митру он себе заготовил, «архымандрыд»! — с этими словами я достал из шкафа неудачную заготовку для митры, числящуюся в батюшкином «стяжании».

Я подошел к сидящему на кровати иеромонаху, и нахлобучил ему на голову эту «митру». Потом набросил на его плечи одеяло, соорудив подобие фелони. И собирался взять зеркало, чтобы дать ему полюбоваться на результат своего глумления. Еще раз взглянув на своего соседа, я замер.

Передо мной сидел Он. Поруганный мною Христос, чей образ несет любой священник, сидел и грустно улыбался, глядя на мое безумие. Для полноты евангельского образа мне оставалось лишь плюнуть Ему в лицо и надавать пощечин! И, казалось, чей-то шепот за левым плечом подсказывал мне слова поругания: «Радуйся, „архымандрыд“! Радуйся, Царь Иудейский!»

Я до сих пор не могу без слез вспоминать о том, как батюшка обнял меня рыдающего и тихо повторял: «Бог тебя простит!»

В тот вечер я понял, что значит Священство…

 Дурачок

— Да он в этом монастыре как «деревенский дурачок».

— В такой хорошей «деревне» даже «дурачком» быть отрадно!

 Рясофорные бомжи.   В поминальные дни наблюдается обилие «рясофорных бомжей». Наряду с настоящими священниками кладбища подвергаются нашествию ряженых проходимцев. Они недорого предлагают всем желающим свою пародию на заупокойную службу.

Но самое страшное, что спрос на это беззаконие есть! Многих людей не интересует молитва. Им нужен сам факт совершения обряда. Неважно кем — православным священником, раскольником, расстригой или просто самозванцем. А ведь не будет греха в том, чтобы спросить батюшку, кто он и откуда.

 Подвиги.  Истинные подвиги посылает нам Господь, а ложные мы выдумываем сами. Не обязательно спать на сырой земле вниз головой всего 2 часа в сутки. Можно просто регулярно выносить мусорное ведро.

 Секрет пораженияю.  Если бы великому боксеру Мохаммеду Али предложили выйти на ринг в пост Рамадан, да еще в канун праздника Ураза-Байрам, он бы отказался. Мол, не для того Кассиус Клей принял ислам и стал «Великим Али», чтоб хулить свою веру. Даже за большие деньги.

Если же православный боксер вышел на ринг в канун Пасхи, когда Церковь поет «Да молчит всякая плоть человеча…», то стоит ли удивляться плачевному результату?

 Любой вопрос, да не любой ответ

— Батюшка! Правду ли говорят, что вы на любой вопрос ответить можете?

— Правда! Но знаю, что за любой ответ я буду отвечать. 


Назад к списку